Зона не отпускает зачем сталкеры едут в Чернобыль

Зона не отпускает зачем сталкеры едут в Чернобыль

МОСКВА, 26 окт — РИА Новости, Екатерина Постникова. Заброшенная Ховринская больница, недостроенный московский аквапарк и мертвые села в зоне отчуждения Чернобыльской АЭС — в этих местах, символах распада и умирания, куда обычные люди стараются не заглядывать, сталкеры, по их словам, черпают особую энергетику. О том, что притягивает этих людей в зону отчуждения и почему они готовы ради нее бросить все, — в материале РИА Новости."Везде, где царит безжизненность, я нахожу новые силы, чтобы жить", — рассказывает 27-летний Юрий Томашевский, чей "сталкерский стаж" составляет уже семь лет. Сталкерское движение стало активно развиваться начиная с 2007 года, когда вышла первая компьютерная игра из серии "S.T.A.L.K.E.R.", прототипом которой стала Чернобыльская зона отчуждения. Тем не менее в русский язык слово "сталкер" вошло после публикации повести братьев Стругацких "Пикник на обочине" (1972 год) и снятого по ее мотивам фильма "Сталкер" (1979 год) Андрея Тарковского.Именно это место для многих опытных сталкеров является наиболее интересным объектом для исследования. "До первого похода в зону в 2010 году я бывал только на точечных объектах — тоннели, бункеры, заброшенные здания, — вспоминает Юрий Томашевский. — Так я тренировался, готовя себя к зоне".На территорию вокруг законсервированной АЭС можно попасть двумя способами: официально с экскурсией и нелегально через бреши в ограждениях. Сталкеры используют второй путь. Главная опасность — быть пойманным патрулями. И если на Украине за это грозит штраф в 850 гривен (около 1700 российских рублей), то в Белоруссии все гораздо серьезнее: первый штраф составляет 2000 белорусских рублей (около 60 тысяч российских рублей), а второе задержание в течение года чревато уголовным преследованием.Многие сталкеры впервые едут в Припять с официальной экскурсией. Москвичу Максиму Алексашину 27 лет, и среди сталкеров он один из первопроходцев: за десять лет он побывал в зоне 48 раз. Его цель — посетить все 220 нежилых деревень на территории зоны. Он обошел уже 140. "Про экскурсии в Припять я узнал уже после того, как побывал в Ховринской заброшенной больнице, — вспоминает Максим. — Тогда решил съездить на экскурсию — благо она стоила всего 3000 рублей". Максиму на экскурсии не понравилось: "По газонам не ходить, в дома не заглядывать" — и это в мертвом городе, пережившем техногенную катастрофу.Станиславу Полесскому 28 лет, и сталкерством он занимается с 2010 года. Тогда же он запустил группу в "ВКонтакте" "Чернобыльская зона глазами сталкера", которая за семь лет своего существования стала одним из самых масштабных объединений подобного рода — сегодня сообщество насчитывает около 45 тысяч участников. "Советский Союз я в сознательном возрасте не застал, и мне было интересно на него посмотреть: все эти плакаты, лозунги, школы, детсады", — рассказывает Станислав.Исследование заброшенных мест стало своеобразным туризмом. Есть даже термин — Urban Exploration (от англ. "исследование городов"). В основном исследовать зону едут сталкеры из России, Украины и Белоруссии, однако интерес к Чернобылю растет. "Туризм здесь хорошо развивается. У нас своего рода Диснейленд, только с печальной историей, — говорит Станислав. — К нам приезжали сталкеры из Швеции, Германии, Португалии. Один поляк месяц жил в Припяти — говорит, одичал немного". По словам Полесского, сегодня около 200 сталкеров постоянно приезжают в зону.Территория находится под охраной, которая следит, чтобы с зоны никто не вывозил зараженные предметы или древесину. Поэтому главный навык сталкера — грамотно обойти контрольно-пропускные пункты и спрятаться от патрулей. Сейчас засечь нарушителей гораздо легче: на деревьях установлены камеры, а над территорией кружат квадрокоптеры. Сталкеры рассказывают, что охранники в Припяти — то ли от скуки, то ли для тренировки — стреляют неприцельным огнем по пустым домам. "Это становится опасно, — говорит Юрий Томашевский. — Кто-нибудь высунется в окно, и звезды сойдутся так, что кого-то убьют".Другая опасность — радиация. Официально жить в зоне запрещено. В обязательный набор сталкера входит прибор для измерения радиационного фона — дозиметр. "В Припяти до сих пор остались места, где можно находиться лишь несколько минут при должной защите органов дыхания, иначе можно в буквальном смысле сломать себе жизнь, — говорит Станислав Полесский. — К таким местам относятся подвал части с обмундированием пожарных, которые тушили пожар в ночь аварии, и подвал завода "Юпитер", где была лаборатория по изучению воздействия радиации".За 30 лет на этой безлюдной запретной территории развелось множество диких животных. Максим Алексашин предпочитает ходить в зону в одиночку и рассказывает, что не раз находился на грани выживания. Отправившись на свой 20-й день рождения в зону, ночью он услышал вой стаи волков в ста метрах от себя. "Я взобрался на дерево за считаные секунды и просидел там до утра", — вспоминает Максим.В этих местах мобильная связь работает далеко не везде, и в случае проблем со здоровьем отчаянные сталкеры рискуют остаться там навсегда.Виктория Полесская — одна из немногих девушек-сталкерш. "Я знаю четырех девочек, которые увлекаются этим, — рассказывает Виктория. — В основном это девушки и жены сталкеров, парни ведут их за собой". Впервые в зону Виктория попала в 2013 году: как и многие другие, не зная о существовании сталкеров, она поехала в Припять с официальной экскурсией. "Тогда мне захотелось сбежать из автобуса и пойти осматривать все самой", — вспоминает Виктория. Первый самостоятельный поход в Припять девушка совершила три года спустя: ее молодой человек Станислав Полесский взял ее с собой. Сегодня в послужном списке Виктории уже 12 походов в зону. Весной 2018 года они со Станиславом планируют обвенчаться в Чернобыле.Обычно поход в зону длится от четырех до восьми дней. За это время сталкеры исследуют покинутые территории, заходят в заброшенные дома, школы, больницы. Из таких походов обычно привозят тысячи фотографий, при этом выносить из зоны какие-либо предметы сталкеры не рискуют. Ночуют в полуразрушенных зданиях: спят либо на оставшихся от прежних обитателей печах и кроватях, либо в спальных мешках прямо на полу. За восемь дней экспедиции сталкер проходит до 200 километров.Опытные ходоки берут с собой минимум необходимых вещей: удобная обувь, вместительный рюкзак, теплые вещи, дозиметр, компас, зарядные устройства для телефона и фотоаппарата, распечатанная карта, ножик и ракетница. "Поначалу я брал и бинокли, и приборы ночного видения, и даже самодельный свинцовый бронежилет весом 30 килограммов", — вспоминает Максим Алексашин.Новички пытаются взять в поход оборудование на все случаи жизни — в итоге больше половины вещей в походе не пригождаются. "Напарник однажды потащил с собой топорик, — вспоминает Юрий Томашевский. — Мы им ни разу не воспользовались, потому что рубить деревья, создавая лишний шум, и жечь костры в зоне нежелательно — можно привлечь внимание патрулей. Пришлось этот топорик на себе нести всю дорогу"."В походах в зону я всегда устраиваю себе полный комфорт, — рассказывает Виктория Полесская. — В отличие от парней, у меня набор вещей немного другой: я беру крем от раздражения, специальные салфетки, минимум семь комплектов белья, поскольку из-за обилия пыли ты чувствуешь себя некомфортно. И еще я всегда беру маленькую подушку".Никто из сталкеров не может объяснить, чем их так притягивает это место, но все сходятся на одном: зона вызывает зависимость. Примерно так же, как это описывалось в повести братьев Стругацких. "Все, Зона! И сразу такой озноб по коже. Каждый раз у меня этот озноб, и до сих пор я не знаю, то ли это так Зона меня встречает, то ли нервишки у сталкера шалят", — говорил герой Рэдрик Шухарт, для которого Зона была чем-то сродни наркотику."Я адекватный человек, работаю на нормальной работе, но проходит месяц, и я до дрожи в коленках хочу вернуться в зону", — делится Виктория. Максим Алексашин также хотел бы сыграть свадьбу в зоне отчуждения. "Было бы здорово жить в городе, а летом приезжать на два-три месяца в свой домик". На вопрос, не боится ли Максим проблем со здоровьем, он отвечает: "Я так понял, на мне это не отразится, а вот на моих детях и внуках может. Вся наша жизнь — риск".По словам Юрия Томашевского, энергетика места чувствуется даже на физиологическом уровне: "Выходишь из зоны и чувствуешь, что будто какой-то груз с плеч падает". "Зона не отпускает, — говорит Томашевский. — В первый свой неудачный поход, который закончился спустя десять километров, я решил, что забуду про это место. Но как только я ступил на Большую землю, понял, что хочу вернуться обратно".
Источник: https://3gpnews.ru/society/20171026/1507555471.html
Постоянные читатели знают, что я несколько раз бывал в Чернобыльской зоне отчуждения.Роман Протасевич этой осенью как раз ходил в одну из таких сталкерских экспедиций. Фоторепортаж Романа из похода, все комментарии к фотоснимкам тоже его.Природа Зоны отчуждения, деревья и кустарники вдоль дороги.
Фон по бета- и гамма-излучению в районе деревни-могильника Чистогаловка. Впереди мы будем сталкиваться с результатами вплоть до 100.000 мкР/ч и даже больше.На подходе к Припяти, этой дорогой пользуются не многие сталкеры. Здесь, кстати, есть своя эстетика - множество заброшенных путей, гниющие локомотивы и многое другое. До станции "Янов" всего пара километров.Как только заходишь в Припять - сразу же стараешься буквально взлететь на ближайшую крышу, чтобы обязательно увидеть своими глазами всю удручающую прелесть этого места и впитать в себя местную атмосферу. До 4-го энергоблока ЧАЭС около 2,5 километров (на фото справа).Коридоры одной из школ. Здания всё быстрее приходят в негодность и постепенно разрушаются - кое-где обрушиваются перекрытия и сразу несколько этажей. В такие моменты начинаешь ходить по верхним этажам зданий с конкретной опаской за свою жизнь.Один из школьных кабинетов, в котором до сих пор остались нетронутыми поделки детишек из младших классов. Школы, кстати, пожалуй единственные места во всем городе, где практически ничего не разграбили.В подтверждение моих слов - кабинет химии. Бродя по школьным коридорам складывается такое ощущение, что детей начали эвакуировать прямо во время уроков - многие колбы, открытые тетради и баночки с различными веществами до сих пор стоят на партах. Лишь доска напоминает о том, что частыми гостями здесь являются сталкеры.В подтверждение моих слов - кабинет химии. Бродя по школьным коридорам складывается такое ощущение, что детей начали эвакуировать прямо во время уроков - многие колбы, открытые тетради и баночки с различными веществами до сих пор стоят на партах. Лишь доска напоминает о том, что частыми гостями здесь являются сталкеры.Осень в Припяти через окна знаменитого бассейна, который работал до начала 90-х даже после аварии. Внутри до сих пор можно найти много интересных вещей, вроде покрытых пластиком лестниц и тележки из супермаркета на дне бассейна.Спортивный зал в бассейне. Доски во многих местах прогнили или проломились, так что передвигаться тихо и не матерясь - та еще задача :)Мой товарищ Антон позирует на фоне ковша, который использовался для того, чтобы засыпать горящий реактор. Эта штука является самым фонящим предметом, который мы встречали - внутри ковша дозиметр уходит в зашкал после 100.000 мкР/Ч (превышение минской нормы в 5000 раз!). А вот уже на расстоянии трех метров от него фон едва превышает опасную отметку.Уходить с дозиметром от заката иногда можно очень даже красиво. Фон на этой крыше небольшой. В среднем наш прибор показывал до 300 мкР/Ч, если не говорить про мох и стыки плит.Пыль фонящая по первому расходу (альфа излучение), попавшая в нутро через дыхание или еду, хуже дозы проникающей.Именно это я и имел ввиду. Спасибо, за развёрнутое пояснение. Чукча-не писатель)))люди там работают и живут годамиЭто наверно Нафаня внутри ковша фонитБыло интересно посмотреть и прочитать про зону
Читаю пост - захватывающее, читаю комменты - умопомрачительно) Счётчики, радиация) Хорошо быть гуманитарием.)Начитаются ,наиграются до одури в популярную сетевую игру и лезут в зону,наивно полагая ,что им то уж точно ничего не будет.Ох будет! Лет через пять -шесть,а то и раньше.Береги здоровье,вчерашняя школота-не суйте свои носы туда,куда собаки свой хрен не суют.скил скрытности слабо у тебя прокачан)Красиво. Уникальный заповедник показывающий силу природы.Законсервированная советская архитектура.Физкультура свежий воздух и тд.На всякий случай уточню, когда ты говорил, что 25мР/ч это уже повышенный ты имел в виду мР/ч или это была опечатка и имелось в виду мкР/ч?25 мр ч? Опасная? Да пол Мск, с такой нормой. В метро, в центре колебания 11-27, ездил специально мерилКак с этим высказиванием соотносятся полеты на самолете?А почему бы и не вспомнить. Но ты ответь на вопрос, ты утверждаешь:В самолете в несколько раз больше. Да и находятся в самолете по несколько часов. Следует ли это читать как "не допустимо летать самолетами".Ты мР/ч и мкР/ч случаем не путаешь. Я вот даже 10мР/ч в Москве не встрачал.А ну да, сам себе злобный буратино.На самом деле я думаю это как раз @45nit, опечатался, хотел написать мкР/ч, а написал мР/ч. Но пояснений правильно ли он написал единицы измерения он не дает.Отлично, а то я сомневался, влепить тебе минус или нет. Ты утверждаешь, что 25мкР/ч уже является повышенным фоном. Открываем для начала ОСПОРБ, а в частности пунктТо есть для жилых домов может выбираться местность на которой может быть до 30мкР/ч по гамме. Что уже больше названных тобой 25мкР/ч. Но это еще не все. У нас есть еще НРБ, а в частности разделТо есть ты можешь построить дом на местности где 30мкР/ч, при при этом при его строительстве использовать материалы которые дадут подолнительные 20мкР/ч (в сумме 50мкР/ч).И да, я бы хотел знать кто ты такой, что бы утверждать, что составители норм дураки и идиоты и все написали не правильно. А на самом деле нормы должны быть именно вот такими. Может быть ты проводил какие то исследования по данной теме?О да... пятерка по ОБЖ. Мне даже прям стало стыдно, что я посмел спорить с таким образованным человеком. Таких ведь один на миллион... нет даже один на миллиард.Дожил до чего? До 100500 лет (как там некоторые идиоты в интернете утверждают, что вот если бы рептилойды не издали приказ посыпать поля удобрениями содержащими радиоактивный Калий-40, то люди бы по 4000 лет жили бы как это в библии описанно)Ты либо крестик сними или трусы надень. А то в одном сообщении ты пишешь одно, а в другом другое.И да это еще в посте работники атомных станций не появлялись. Они бы над " 50 - максимально допустимая даже для кратковременного нахождения" взоржали бы.
А кто говорил, что 1000мкР/ч это безопасно? Но ты сам начал голословно утверждать, что для солдат 50мкР/ч это максимум, а у меня вот такая забавная фотка внезапно оказалась. Так что жду от тебя пруфов в которых бы говорилось, что для солдата максимум 50мкР/ч. И тогда начнем сравнивать чьи пруфы более мускулистые.То есть пруфов подтверждающих твои заявляения я так и не увижу.У тебя видимо оперативка вообще маленькая. Я тебе пару сообщений назад НРБ и ОСПОРБ зачитывал. Тебе напомнить, что ты мне на это ответил?Есть какой то нормативный документ подтверждающий твои слова. В котором было бы написано что 25мкР/ч это уже много для постоянного проживания.Продолжаем дальше, если бы ты читал пост, то ты бы заметил, что авторы не постоянно проживают в ЧЗО, а были там максимум несколько дней. Тогда встает вопрос, почему ты опираешься на нормы для постоянного проживания?Действительно, как же я мог посметь просить ссылки на какие то нормативные документы, когда говорит человек имеющий пятерку по ОБЖ. Человек с пятеркой по ОБЖ просто не может ошибаться."потому что там опасно". Как и на скале, горном спуске или на глубине под водой. Что же теперь, вообще все экстремальное порицать?
Спортом это конечно сложно назвать, хотя... в любом случае смысл экстрима именно в этом - получить адреналин за счет опасности, риска для жизни и тд.А про "какой смысл лезть в помойку" - это уж пусть каждый сам решает где ему больше нравится. У нас пол-страны та еще помойка, но люди целые жизни там живут. В Москве снег уж почти месяц как сошел - ходить по улице откровенно противно.
Бля, действительно! Лучше пить балтику на диване, смотреть дом-2...То есть ты разделяешь только два вида досуга. Пить балтику на диване и гулять по ЧЗО. Никаких других видов досуга в принципе не существует.Какой контейнер под артефакты посоветуешь?
А что за "официальные экскурсии"? Как к ним присоединиться?
Сталкеры-хуялкеры... Детство в жопе играет.А как следствие - растет количество туристов-хуялкеров, правительство заколебывает тратить деньги на охрану, открывают зону, не открывают заповедник, строят могильник радиоактивных отходов, солнечную электростанцию, свиноферму, юным и не очень хуялкерам дают сфотаться на фоне саркофага за 5 гривен.Ебланы в общем. Еще и тупые фото, которых в инете вагон и маленькая тележка, навыкладывали.
Источник: https://pikabu.ru/story/nelegalnyiy_chernobyil__stalkeryi_4888132

Jan-20-18



Похожие посты: